Андрей - Русский Голос Вина

История

 

   
     



7 июня 1976 года журнал Time оповестил мир о сенсационном результате прославившегося Парижского Конкурса вин: жюри, состоявшее из самых взыскательных французских дегустаторов, пробуя вина вслепую, дало высшую оценку двум сортам калифорнийских вин опередивших французские! При этом оказалось, что победителей роднит не только Калифорния; Милженко Гргич, чье Шардоне Chateau Montelena урожая 1973 года превзошло четыре сорта белого бургундского, и Уоррен Винярски чье Каберне Stag’s Leap Wine Cellars 1972 года вышло победителем в категории красных вин, приписали свой успех никому иному, как Андрею Челищеву.
«Человек Года — Андрей Челищев»
Журнал Wines and Vines («Вина и Лоза»)
Джон Н. Хатчисон

 

 




 

 

   
 

Андрей Челищев, «отец американского виноделия», был выдающейся фигурой, легендарным виноделом и одной из крупных личностей двадцатого века. Под его влиянием и благодаря его, почти единоличным усилиям, виноделие в Соединенных Штатах после отмены «сухого закона», получило возможность быстрыми темпами приступить к развитию качественных вин. Он более полвека сотрудничал с рядом винодельческих предприятий, совместными усилиями которых развилась американская винная промышленность: Beaulieu, Charles Krug, Louis M. Martini, Buena Vista, Firestone, Schramsberg, Stag’s Leap Wine Cellars, Hanzell, Heitz, Simi, Chateau Ste. Michelle, Hoffman, Jordan, Quilceda Creek, Sequoia Grove, Villa Mt. Eden, Conn creek, King Estates, Rodney Strong, Niebaum Coppola и многие другие.

Челищев был невысокого роста, но производил на всех, кто его знал, благодаря своей гигантской энергии и заразительному энтузиазму, впечатление гораздо более крупного человека.  В его лице сочетались научные знания по виноделию, терпение, необходимое для культивации саженцев, и само искусство производства вин. Невозможно перечислить введенные им новшества, которые сегодня стали общепринятой практикой виноделия во всем мире: холодное брожение, резервуары из нержавеющей стали, малолактозная ферментация, всё это было разработано Челищевым и испытано в долине Напа и в округе Сонома.

Он стал известен как «маэстро», его называли также «всех виноделов виноделом». Ему было важно передать свои знания всем, желавшим производить хорошие вина. Среди множества его учеников были: Луис Мартини, Роберт Мондави, Джо Хэйц, Август Себастиани, Джон Дэниель, Майк Гргич, Ричард Питерсон, Мэри-Анн Граф, Уоррен Винярски, Роб Дэвис, Майкел Салаччи, Майкл МакГрэс, Ян Шрем, Рик Сейр, Марко Капелли, Хейди Питерсон-Баррет, Джил Дэвис и многие другие. Челищев доказывал начинающим виноделам, что они могут производить прекрасное вино,  где бы они ни были – будь то в долине Напа, округе Сонома, или в штатах Орегон и Вашингтон.  Сейчас его ученики и последователи производят вина в разных частях света, используя в своей работе тонкости мастерства виноделия, которые они от него переняли.  Даже спустя годы после его смерти, в критических ситуациях или принимая трудное решение, они задают себе вопрос: «а как бы поступил Андрей?».

            Андрей Челищев родился в 1901 году в Москве, в родовитой дворянской семье. Отец его был Председателем Московской Судебной Палаты. Рос Андрей в принадлежавшем семье поместье недалеко от Калуги, где, как и многие дети помещиков, получал домашнее образование и наслаждался природой.  Затем Андрей поступил в гимназию в Москве, где жизнь была светски- и интеллектуально насыщенной. Всему этому пришел конец, когда разразилась революция и семья Челищевых подверглось гонению со стороны большевиков.  Отец Андрея попал в первый ленинский список лиц, подлежавших расстрелу; родовое поместье было разрушено и даже любимые охотничьи собаки были повешены на деревьях вдоль аллеи, ведущей к усадьбе.  
           
            Благодаря отцовским связям, семье удалось бежать с подложными паспортами. Их бегство было прямо как из фильма «Доктор Живаго», впоследствии любимой кино-картины Андрея, которую он не мог смотреть без слез.

            Сам Андрей не раз находился на краю гибели. Первый раз он чуть не умер в раннем детстве от сильнейшего воспаления брюшной полости (ведь тогда еще не было пенициллина). Вторично жизнь Андрея подверглась опасности во время русской революции в мерзлой крымской степи. После бегства из Москвы, отец Андрея занял пост министра юстиции в правительстве Белой армии на юге России.  С разрешения отца, Андрей поступил в юнкерское училище в Екатеринодаре (ныне Краснодар), по окончании которого он принял участие в военных действиях в Крыму. Получив неверное известие о его гибели, семья даже служила по нем панихиду.  Тем временем Андрей, спасенный одним казаком, постепенно выздоравливал. Этот солдат, чье имя осталось неизвестным, доставил Андрея в бессознательном состоянии на своем коне в безопасность, и ему была оказана медицинская помощь.

            После поражения Белой армии от большевиков в 1920 году, поручик Челищев эвакуировался вместе с большинством своих однополчан в Галлиполи. Там он был демобилизован и получил разрешение выехать с семьей из Константинополя в Югославию. Оттуда он был направлен в Болгарию на работы в шахтах, но благодаря имевшейся у него военной справке, был одним из счастливцев, кому удалось поступить в университет города Брно в Чехословакии. Хотя он с ранних лет мечтал о медицине, в Брно Андрей стал изучать сельское хозяйство и виноделие.

            По окончании университета Андрей перебрался в Югославию, а затем во Францию. Там судьба нанесла ему новый удар: вместе с своим другом князем Трубецким они вложили все свои сбережения в приобретение птицеводческой фермы, но очень скоро все куры были побиты сильнейшим градом. Андрей, со свойственной ему силой духа, решил изменить курс и, влекомый интересом к микробиологии и процессам брожения, стал посещать аспирантские курсы в Агрономическом институте и Институте Пастёра. После этого он работал в крупнейшей фирме по производству шампанского, Moёt et Chandon, и в лаборатории одной из самых известных французских виноторговых компаний, Nicolas.

            В 1937 году, в поисках специалиста по виноделию, во Францию из Америки прибыл Жорж де Лятур, владелец калифорнийской винодельни Больё (Beaulieu).   Он обратился в Институте Пастёра к профессору Полю Марсе, чтобы тот порекомендовал ему лучшего студента по виноделию. Марсе указал ему на Челищева – хоть он и не француз, но самый лучший! Де Лятур предложил Челищеву контракт на работу в винодельне Больё.  С этим контрактом Андрей Челищев в 1938 году приехал с семьей в Америку и поселился в калифорнийской дoлине Напа. Таково было начало нового продолжительного этапа его жизненного пути.

            В винодельне Больё Челищев проработал 35 лет, и в последние годы жизни вновь вернулся туда в качестве консультанта.  По приезде в Калифорнию, он застал калифорнийское виноделье в состоянии упадка; оно только начало преодолевать результаты тринадцатилетнего запрета на спиртные напитки.  Некоторые винодельни  смогли выжить благодаря производству вин, используемых при соблюдении религиозных обрядов, а также как примесь к табачным продуктам. Но это, конечно, не тот фундамент, на котором следует строить производство высококачественных вин.  Как выразился один винный критик того времени, «лучше пить пиво, чем калифорнийское вино». После отмены «сухого закона» в 1933 году, главный спрос среди неискушенных потребителей был на сладкие вина. Таким образом, Челищев оказался в условиях довольно примитивной стадии виноделья, отставшего примерно на 20 лет.

            У Больё его поразила высокая температура винных погребов, пробуя вина от одной бочки к другой, он находил сладкие вина приемлемыми, но сухие плохими, а технологию производства – в лучшем случае, примитивной. Зачастую использовались такие сорта винограда, которые давали высокий урожай, но не соответствовали требованиям изготовления тонких вин. Челищев обнаружил небрежное отношение к ферментации и ужаснулся кислотности вин, а крошечная примитивная лаборатория не могла не шокировать этого щепетильного исследователя, привыкшего к работе во Франции, где технология, нацеленная на прибыль, была одновременно и очень требовательной.

            Челищев остановил чрезмерную сульфитацию вин и неподконтрольное добавление химикатов в виноградное сусло. Он один из первых начал использовать холодную ферментацию при изготовлении белых вин и розе, а также развил систему защиты виноградников от заморозков и болезней. Он прекратил практику добавления большого количества льда в дробилку для снижения температуры в особо жаркие периоды во время сбора урожая в долине Напа, и ему понадобилось  много лет, чтобы заменить ржавые чугунные трубы, клапаны, насосы и детали дробилок, вызывавшие недопустимо высокий уровень концентрации металла в винах. Во многих случаях это означало использование дорогостоящего эмалированного стекла так как нержавеющая сталь тогда еще не была доступна.

            Челищев также ввел изучение виноградарства, подбирая наиболее подходящие сорта для различных регионов и климатических условий. Он одним из первых начал выращивать сорта Пино-Нуар и Шардоне в округе Карнерос. Он изучал различные виды почвы в долине Напа, в поисках наиболее подходящей для создания Каберне-Совиньон» мирового класса. Он также советовал выращивать Каберне-Совиньон в штате Вашингтон, а Пино-Гри – в Орегоне.

Жизнь в Калифорнии имела и свои трудности. Так, в годы после смерти Жоржа де Лятур его часто огорчало, что наследники его не хотели вкладывать средства в улучшения, которые Челищев считал для винодельни необходимыми.  Экономический спад 1950-х годов также отразился на созданной Челищевым лаборатории в городе Сйнт-Хелина, где он консультировал и обучал многих начинающих виноделов. Из-за неблагоприятной экономической ситуации его клиенты не могли оплачивать консультации, и лабораторию пришлось закрыть.

Отразилось экономическое положение и на партнерстве Челищева с Франком Барталамью, заключенного для того, чтобы восстановить историческую винодельню
Buena Vistа в Сономе. Вложив в это предприятие много труда и денег, Челищев вынужден был продать свои 50% капиталовложений Барталамью и расстаться с мечтой стать владельцем винодельни. А в 1968 году его ждал новый удар: он был потрясен, узнав последним, что винодельня Больё продана крупному производителю спиртных напитков, Heubline. Оставаясь преданным делу даже после продажи, он продолжал работать там до выхода в отставку в 1973 году

В трудные периоды 1950-х и 1960-х годов жизнь Андрея Челищева скрасила большая любовь его жизни – Дороти. Поженившись, он прожил с ней до конца своих дней. Дороти была ему надежной и любящей поддержкой.  Она помогла Челищеву найти себе новое применение: уйдя из компании Heubline в апреле 1973 года, он уже на следующий день начал работу в качестве независимого консультанта в разных винодельнях, первой из которых была Simi Winery.

Этот путь позволил Челищеву заниматься любимым делом с новым поколением виноделов долины Напа, в округе Сонома, Санта-Барбаре и на Тихоокеанском Северо-Западе Америки. Одним из учеников Андрея Челищева стал его племянник Александр Голицын, владелец винодельни Quilced Creek. Этот период жизни был для Челищева наиболее счастливым; ему доставляло радость наставлять тех, кто разделял его страсть к виноградной лозе и вину, и передавать им свои знания.

Каждый, кто встречал Андрея, находил в нем источник вдохновения и поражался его образной речи. когда дело шло о вине.  Раз он так описал одно из вин Beaujollais: «босая девушка, в волосах ее и блузке играет ветер, лицо подобно персику... сам образ юной красоты!».

Среди первых молодых виноделов, чьим ментором он стал расставшись с Больё, была первая женщина-винодел в Америке, Мэри-Энн Граф. В 1965 году она окончила программу виноградарства и виноделия в университете Дэвис. В течение многих лет Мэри-Энн и Андрей Челищев тесно сотрудничали в винодельне Simi. Когда ее попросили охарактеризовать его для журнала Wines & Vines она дала такую характеристику: «Он мастер описания, каждое его слово идеально передает мельчайшие нюансы.»

От одного события к другому, жизнь Андрея Челищева разворачивалась подобно эпическому роману, полного драматических эпизодов, тяжелых потерь и больших достижений.  Проходя через всё это, в век, когда рыцарство стало явлением редким, его никогда не покидало чувство благородства.  Заслуги Челищева были отмечены на международном уровне. Французское правительство присудило ему в 1954 году кавалерский орден, а в 1980 – престижное звание Оfficier du Merite Agricole. В 1970 году он получил премию Американского общества энологов (одним из основателей которого был сам), а в 1980 году – премию Американского винного общества.

В литературе, посвященной виноделию, часто цитируют Андрея Челищева, упоминания о его вкладе можно встретить и в бесчисленных описаниях историй американских виноделен. Свое дело он любил до самого конца жизни, и говорил о вине, как о «радости жизни». Однажды он заявил, что «вино – напиток интеллектуальный. Оно не содержит отравы спиртных напитков. В умеренном количестве вино раскрепощает ум, и я не раз наблюдал, как замкнутый человек после двух бокалов вина распускался, словно цветок из бутона.»

Мы надеемся, что и этот фильм, подобно вину, поможет зрителю открыть себя для широких возможностей, которыми богата жизнь. Челищев был вдохновителем целого поколения виноделов, украсивших наш мир этим замечательным напитком.

                                              ***
«Всегда занятой, всегда в спешке, он все же находил время, если  кому-то надо было помочь. У меня сохранилось много теплых воспоминаний о Челищеве. Я вижу его добрую улыбку, его густые брови, слышу его русский акцент, а эти глубокие морщины отражают прожитое время и усвоенную мудрость. Он всегда оставался джентельменом, быть в его обществе неизменно доставляло радость.»
                                                                                                    Джим Лаубе
                                                                                                 Wine Spectator, 31.V.1994

 

 

 

 

   
       
 

За дополнительной информацией обращайтесь сюда: info@themaestrofilm.com

 

   
 

Главная//История/ Фильм/ Цитаты/ Команда/ Новости//Трейлер

   
Copyright ® 2007-2015. André - The Voice of Wine. All Rights Reserved